Все больше срок, все отдаленней дата, все меньше тех, кто хмурым октябрем, став грозной Революции солдатом, в походах пел: «…И как один умрем… » Ребята в картузах и бескозырках с той песней брали жизнь, как перевал, и комиссар, простуженный в Бутырках, покашливая, первым запевал. И, не сгибаясь, грудью шли на ветер. И песня — не для […]